Всё о рыбалке

20 437 подписчиков

Свежие комментарии

  • Константин Кузнецов
    Как интересно увидеть тут свою статью, украденную с сайта Пикабу! Сами пишите что-нибудь, или только чужое воруете?Ловля крабика на ...
  • Александр Лисовский
    Это как еще посмотреть,Уроки безмотыльно...
  • Александр Лисовский
    Это как ещё посмотреть.Уроки безмотыльно...

Когда грохочет небо над головой

 

Вадим Назаров, Ивановская обл.
 
 
“… Люблю грозу в начале мая…” Эти строки каждому из нас со школьных лет знакомы. В народе даже примечали, что если грозы начались, значит, Земля-матушка прогрелась и лето красное начинается… Но у рыболовов на этот счет свои взгляды. Вроде бы все хорошо: и земля, и вода прогреваются, а вот рыба перед грозой не клюёт. Но всегда ли это так? И вся ли рыба гроз боится? 
 
361-6-1.jpg 
 
За свою немалую рыболовную практику (а она у меня более полувека) я убедился, что это не совсем так. Да, перед грозой клёв затихает, а порой и вовсе прекращается (у многих рыб, но не у всех), но вот саму грозу рыбы (особенно карповых пород) обычно как праздник своеобразный воспринимают, и клёв их в грозу бывает просто удивительным. В этом я много раз убеждался сам. Вот несколько таких примеров, в разные годы, в разное время и на разных реках. 
 
Мы с Олегом (моим сыном) в тот день ловили лещей-колосовиков на реке Клязьме невдалеке от поселка Глушицы (Южский район Ивановской области), возле так называемого Глушицкого коряжника. Утро было великолепным – с легким туманом над речными плесами и “игрой” некрупных лещей на стрежне реки близ коряжника. Но лещ клевал вяло. У рыболовов, удивших с берега на донки и крупные мормышки, на опарыша и на тесто, поклевывали некрупные (по ладошке) подлещики да плотва.
Мы ловили с лодки в проводку на червя-подлистника и поймали всего пару небольших лещей. Уже решили сменить место и попробовать ловить на песчаных отмелях близ села, когда из-за леса наплыла закрывшая полнеба свинцово-серая туча, и началась гроза. 
 
Вытащив на берег лодку, мы укрылись в прибрежном тальнике. Несколько рыболовов из Мстёры поспешно собрались и уехали домой, и только один рыбак, несмотря на дождь и грозу, выплыл на резиновой лодке за край коряжника. Он заякорился у торчащей из воды коряги и принялся ловить на удочку с кивком, оснащенную большой черной мормышкой с опарышем. У нас на глазах он одного за другим вытащил одиннадцать “колосовиков”, в каждом из которых, на взгляд, было никак не меньше килограмма! Такой клёв продолжался до тех пор, пока не ушла гроза. Выглянуло солнце, и всё закончилось. А промокший до нитки удачливый рыболов сложил лодку, перетаскал в машину улов, и, помахав нам рукой, уехал. Это было очень здорово и эффектно. Ещё одним примером очень активного рыбьего клева в грозу была и наша рыбалка с известным поэтом и бардом В.Г. Верстаковым, чьи песни о “неизвестной войне” в Афганистане не раз звучали в телепередачах. Виктор Глебович – воин-интернационалист, полковник, отмеченный наградами Родины. А на рыбалке он азартный рыболов. Услышав от своих друзей о том, что я занимаюсь ловлей в проводку, он захотел освоить этот способ. Дни как раз выдались удачные – подошел “рыбий праздник” – массовый вылет стрекозы. Несколько портили настроение частые грозы, но погоду не закажешь. 
 
В тот день мы поехали на мой “полигон” на Тезе, неподалеку от деревни Иваково. Это была довольно длинная быстрина с невысокими, глинистыми, обрывистыми берегами, почти лишенными деревьев и поросли тальника. В таких местах ловить в проводку особенно удобно. Навстречу нам попались трое рыболовов, они ловили на донки и были весьма расстроены бесклёвьем. За сутки, проведённые на реке, они поймали лишь нескольких “фанерок” по ладошке да десяток окушков-матросиков. 
 
Надо признать, что это нам испортило настроение. Но моя цель была чисто инструкторская – помочь Верстакову освоить “спортивную проводку”. А у Ивакова были самые подходящие места. 
 
Поначалу наши проводки были безрезультатными. Под самым обрывом попался маленький голавлик, чуть больше ладони, которого тут же отпустили. Виктор Глебович заскучал. Но тут из-за заречной деревни выплыла лохматая сизо-серая туча и принялась хлестать в луга молниями. Пришлось спешно думать о том, как укрыться от приближающегося ливня. Соорудили из плащей некое подобие палатки в кустах тальника и едва успели укрыться, как ливень подошел седой стеной. От грохота грома в ушах зазвенело… Какая уж тут ловля! Промокли моментально, и уже ни о чем не думали, как о возвращении домой. Но ливень быстро ушёл, гром грохотал уже где-то дальше. И у меня проснулась надежда что-то поймать. 
 
– Давай теперь попробуем половить, – говорю. – После дождя рыбка оживляется. А мы все равно уже промокли. 
 
Зная о том, что после такого ливня рыба обязательно подойдет к берегу поинтересоваться, чего с него смыла дождевая водица, я сделал первую проводку метрах в полутора от обрыва, стараясь вести наживленный двумя небольшими черными “казарками” крючок почти у дна. И почти сразу же последовала поклёвка. Поплавок развернулся и пошел в глубину. Спокойно так, без рывков. Подсек и убедился, что рыба порядочная. Сначала она пошла в глубину, но мне удалось подвести её к обрыву, а Виктор Глебович ловко спрыгнул на узенькую кромочку под обрывом и выкинул на берег изрядного язя – на взгляд, килограмма на полтора. 
 
– Ух, ты, какой красавец! – залюбовался он, выбравшись на берег, но я напомнил ему о нашей цели. – Скорее свою удочку забрасывайте! На черную “казарку”. Да скорее! 
 
Буквально через минуту поклёвка и у Виктора. Резкая, стремительная. Так голавль обычно хватает. Он опять с обрывчика на глинистую закраинку соскочил, ловко так, прямо по-мальчишески, несмотря на свою богатырскую фигуру. Куда-то делось кислое выражение лица! Он и улыбался сейчас совсем по-мальчишески. – Смотри, какой голавлище! А те, лопухи, на бесклёвье жаловались! Нет! Ловить уметь надо! Вот это рыба! – восторгался он. 
 
– Скорее еще забрасывайте! Любоваться потом будем! – тороплю его, а сам на лес за Сенниковым поглядываю – оттуда новая туча выползает! Верстаков отличным учеником на рыбалке оказался. Все советы буквально “на лету” схватывал – и куда забрасывать, и как проводить, и как “играть” насадкой. А рыба клевала! Голавли, язи! Даже окунище хороший попался. 
 
Однако туча нас не миновала. Вновь загрохотало небо над головой, дождь полил как из ведра. 
 
– Всё, – говорю, – Хватит! Сматываем удочки и в Иваково. Там, на остановке под большой березой, до автобуса подождем! А то того и гляди вода уже из сапог польется! 
 
Но Виктор Глебович азартным рыболовом оказался. – А что нам дождь!? Экая ерунда! Ну, промокнем еще разок, что в этом особенного? Зато ловля какая! А ловля действительно редкостная задалась. На трёхсотметровой излучине мы, как потом оказалось, поймали семнадцать рыб, некоторые из которых потянули к двум килограммам. Рыба хорошо клевала в самую грозу, когда гром грохотал прямо у нас над головой, а когда туча уходила, клёв стихал. 
 
– Такой рыбалки я не видел! – с восторгом говорил потом Виктор Глебович, ставший горячим сторонником рыбалки в проводку, которую он хорошо освоил в тот грозовой день. 
 
361-6-2.jpg 
 
Может быть, у рыболовов возникнут сомнения, почему наши предшественники ничего не поймали, а наша ловля оказалась такой сверхудачной? Поясню. Тут сошлись три положительных момента: шёл массовый вылет стрекоз и казарок (а мы рыбачили в проводку как раз на казарок), положительное влияние оказал шумный грозовой дождь, обогативший воду кислородом и озоном, обилие различного корма, смытого дождевой водой с берегов, и, наконец, сама спортивная ловля в проводку по быстринам, в которой я в ту пору был настоящим мастером, научившись этому вроде бы и простому, но весьма уловистому способу ловли от Августа Крайнова, приехавшего в Шую перед самой войной то ли из Эстонии, то ли из Латвии. 
 
Хочу добавить, что мне приводилось удачно ловить в грозы крупную рыбы и на донные удочки. Но ловля в проводку в грозы все же обычно бывала гораздо добычливее. 
Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх